Бидзина Иванишвили: "Я быстро наведу порядок"

  • 05 Октября 2012, 17:47
  • 1303

Ещё одно эсклюзивное интервью лидера коалиции "Грузинская мечта" российскому изданию. На этот раз Бидзина Иванишвили о планах на будущее побеседовал с главным редактором интернет-издания The News Times Евгенией Альбац. Интервью было записано сразу же после того, как президент Грузии Михаил Саакашвили признал поражение своей партии на выборах. Представляем вашему вниманию экслюзивное интервью опального олигарха:

Вы продали уже все свои активы в России?

 Да.

И Вам выплатили все деньги? Ходят разговоры, что часть придержали до после выборов?

 Нет, не придержали. Так полагается. Большую часть, 90 %, я уже получил. Если они не заплатят, я буду только рад: ведь имущество остается в залоге до последней оплаты, поэтому я не думаю, что проблемы будут. Считайте, что оплачено. Хотя я получил чуть меньше, чем мог бы, если бы подождал.

И сколько?

 $1,2–1,3 млрд. Но все знают мое отношение к деньгам: я много трачу на благотворительность. Если бы деньги были главное для меня, я бы не уехал из России.

Грузия и Россия

 Вам с Путиным приходилось встречаться, иметь дело?

 Ни разу, никогда.

Вы думаете, это будет сложный для Вас собеседник?

 Да, очень сложный. Но я буду пытаться найти общий язык: я очень открытый, коммуникабельный, я считаю, человек. Посмотрим.

На встрече с Путиным неизбежно всплывет вопрос о Южной Осетии и Абхазии. И какова будет Ваша позиция — ведь Россия признала независимость этих республик?

 Это часть Грузии, и я на этом буду стоять неуклонно. Но только я не буду форсировать и давить, чтобы немедленно и сейчас… Надо ждать своего времени. Я считаю, что у нас с Россией может найтись совпадение интересов. Я не думаю, что их держать выгодно для России, зная реакцию европейцев, американцев. Я думаю, что это обуза для России.

Но в той же Абхазии россиянами скуплено уже немало вкусных земель на побережье…

 И это я не вижу как проблему: ну и что, что купили русские? Там земли еще хватает. Политическое решение будет. И главное, это не только (решение) России — абхазцы должны захотеть. Я обязательно буду общаться с ними. Не будет так: русские решили и пошли обратно: никакого насилия, никакого силового решения — только по-братски. Мы должны построить интересную Грузию — чтобы абхазцы или осетины захотели вернуться к нам. Они должны увидеть, что живется здесь хорошо, достойно, привлекательной должна стать страна. А не так, что мы с Россией решили, и все, ребята, договоры выкинули. В этом должны участвовать все стороны, и осетины, и абхазцы. Будет непросто, я понимаю. Но проблема решаема.

Вы заявили, что курс на вступление в НАТО будете продолжать. Но Россия категорически против вступления Грузии в атлантический союз — это стало одной из причин войны 2008 года. Как эта Ваша позиция совмещается с обещанием наладить отношения с Россией, открыть ее рынки для грузинского бизнеса?

Во-первых, это была не единственная причина войны. Тут было с обеих сторон. Саакашвили действовал, как торпеда, наскоком, так нельзя. Мы будем действовать, как страны Балтии: они и члены НАТО, и налаживают отношения с Россией.

Выбор

Почему Вы пошли в политику, Вы же были совершенно не публичным человеком?

Вынужденно, только вынужденно. Или родина, или политика — другого выбора у меня не было.
Вы жили во Франции, дети Ваши там выросли, вернулись и вдруг — партия, выборы… Зачем Вам это?
Мы грузины такие странные — мы привязаны к своей земле. Такой характер у нас. Вот у нас здесь, например, живут армяне. А я диву даюсь: вот у них родина рядом, а они здесь живут. Для вас, наверное, такого вопроса нет. А для меня непонятно. Я жил во Франции, год в Америке, а мне начала сниться моя деревня, моя земля…
Может, это у Вас возрастное?
Нет, нет, не возрастное — генетическое это у нас, у грузин, домой вернуться.
Ну а политика-то Вам к чему? Что Вас подтолкнуло осенью 2011 года — не знаю, был голос или что-то еще?
Я трижды отложил самолет. Все уже было у нас упаковано. У меня дом во Франции, и другой, и все было там готово, потому что уже стало понятно, что жить здесь невозможно. Поверьте, я к отъезду готовился. И сын мой старший сыграл тут важную роль…
Тот, который популярный здесь рэпер?
Нет, тот, которому 20 лет, он учится в Париже. Он сказал: «Папа, если ты уедешь, то я приеду и займусь политикой. Ты ж понимаешь, папа, что если ты уедешь, ты уже никогда не вернешься и мучительно будешь жить во Франции". Потом как-то странно повела себя моя жена, которая знает, что я ненавижу политику и что я непубличный человек — единственное интервью в своей жизни я раньше дал российским "Ведомостям". В общем, три дня я помучился, три бессонные ночи, жена, сын со мной говорили, они меня поддержали. И я принял решение.
Будете заниматься и бизнесом, и политикой?
Да я практически уже не занимаюсь бизнесом…
Вам перестало быть интересным делать деньги?
Деньги никогда не имели для меня значения. Я не считаю, что человеку нужны миллиарды. Лишние деньги — как лишний вес. Человеку нужна хорошая работа, хорошая профессия, зарплата, которая позволяет достойно жить, хорошая родина, страна, где есть гарантии всяческие.
Но Вы же не собираетесь отдавать свои миллиарды?
Я очень много уже потратил — миллиард семьсот долларов
Долларов?
Долларов. Я не говорил об этом никогда, и это не то, что я утверждаю, — есть список у Делойт Туш (Deloitte Touche — одна из крупнейших аудиторских компаний мира, имеет офис и в Грузии).— все расписано.
В ходе предвыборной кампании Вы обещали, что поднимете пенсии, займетесь восстановлением сельского хозяйства. Вы будете вкладывать свои деньги?
Я буду привлекать деньги, использовать легальные фонды. Но я никогда не говорил, что я буду вкладывать свои деньги для финансирования здравоохранения или сельскохозяйственных проектов.