Четыре абзаца о депортации, или История Крыма по-российски

  • 11 Декабря 2014, 14:38
  • 458

Тираж книги "История Крыма", появившейся на прилавках в октябре 2014 года, уже распродан, сообщил DW Владислав Кононов - пресс-секретарь Российского военно-исторического общества, под патронатом которого выпущена эта работа. Учитывая международные катаклизмы 2014 года, ее популярность объяснить несложно, хотя по большей части книга представляет собой рутинный и подчас скучный для массового читателя пересказ фактов военно-политической истории полуострова. В книге нет ни одной иллюстрации и даже карты, что весьма необычно для такого рода изданий. Вместе с тем отдельные интерпретации вызывают сомнения в научной добросовестности авторов - прежде всего вопросы возникают у крымских татар.

Историю Крыма написали патриоты

Российское военно-историческое общество, инициировавшее издание книги, - это государственная организация, созданная указом Владимира Путина в 2012 году. Если верить официальному сайту, к ее задачам, среди прочего, относится "содействие воспитанию граждан России, особенно молодежи и юношества, в духе любви, преданности и беззаветного служения Родине, уважения к Защитнику Отечества, Вооруженным Силам Российской Федерации".

Серьезные академические организации отказались комментировать "Историю Крыма". Пресс-секретарь Института российской истории РАН Тимур Мухаматулин сообщил DW, что в институте работают над собственным проектом по аналогичной тематике и не видят необходимости оценивать работу коллег. В Институте истории Национальной академии наук Украины высказались значительно резче. "Я эту книгу не читал и читать не собираюсь", - отрезал заместитель руководителя организации Геннадий Боряк, уточнив, что с некоторых пор вообще старается не поддерживать контакты с историками "страны-агрессора".

Примечательно, что предисловие к "Истории Крыма" написал министр культуры России Владимир Мединский, имеющий степень доктора исторических наук. Как историк и автор популярных книг Мединский известен вольным обращением с научными фактами. "Мои источники - это и художественная литература, и кино, и интернет, - цитировал Мединского еженедельник "Коммерсант-Власть" в 2009 году. - Я пишу не столько о том, что было или не было на самом деле, а о том, что мы думаем об этом и как это представление влияет на наше мировоззрение и поведение".

Крымское ханство - государство разбойников?

Предисловие министра культуры вполне соответствует его научному стилю. Описывая причины завоевания Крымского ханства войсками Российской империи, Мединский фокусирует внимание читателя на практике продажи людей в рабство татарами: "...не проходило и года без очередного набега, кровавой резни и увода в полон с веревками на шее тысяч русских юношей и девушек. Участь пленников была незавидной - мужчин ожидала изматывающая служба на галерах, а молодых девушек и юношей - насилие". Далее мотив "увода в полон" неоднократно повторяется в тексте книги - вполне в духе сказок про Илью Муромца.

С такой трактовкой истории решительно не согласны сами крымские татары. Нариман Джелялов, заместитель председателя меджлиса крымскотатарского народа, завил DW: "Совершенно неверно рассматривать Крымское ханство как разбойничье государство. В тот период торговля людьми осуществлялась по всему миру, в том числе и на Руси".

Джелялов убежден, что однобокое изложение исторических фактов недопустимо и даже опасно, особенно в популярной исторической литературе. "Я хотел бы напомнить авторам, которые позволяют себе говорить об одних фактах и умалчивать о других, что позже всего в Европе рабство отменили в самой Российской империи. Вплоть до 1861 года одни русские торговали другими, причем не только торговали, но и выменивали их на собак и даже проигрывали в карты, тем самым демонстрируя полное презрение к человеческому достоинству", - подчеркнул он. Джелялов убежден, что описывать исторические события выборочно недопустимо. Это, по его словам, создает у непосвященного читателя совершенно искаженную картину прошлого, порождает ошибочные оценки и реакции в обществе. "По сути, это провокация, - говорит Джелялов. - Любой профессиональный историк вам скажет, что Крымское ханство славилось вовсе не работорговлей, а своими искусными ремеслами и культурой".

Трагедии татарского народа "не хватило места"

В пространном предисловии министра культуры нашлось место средневековой работорговле, но не такому позорному эпизоду в новейшей истории России, как депортация крымскотатарского народа после Второй мировой войны.

Внутри книги, занимающей 460 страниц, этой проблеме посвящено всего четыре абзаца. Для сравнения, вопросы послевоенного восстановления экономики полуострова удостоилась в два раза большего объема. "В одну книгу все аспекты развития региона уместить невозможно. Наверное, этому вопросу надо посвятить отдельный труд" - пояснил DW пресс-секретарь Военно-исторического общества.

Однако дело не только в объемах. Авторы описывают депортацию целого народа бесстрастным языком официальных советских документов: "ЦК КП(б) УзССР отмечал, что первое время спецпереселенцы из Крыма жили в "неудовлетворительных" условиях, что повлияло на высокую смертность среди них". По словам Джелялова, татары не в первый раз сталкиваются с таким отношением историков. "Очень часто берутся сведения из официальных документов и совершенно упускаются живые свидетельства очевидцев и жертв", - говорит он. С его точки зрения, эти свидетельства крайне важны. Согласно опубликованным воспоминаниям, многие люди умирали от инфекционных болезней, неустроенности, жестокостей органов НКВД. "Нельзя игнорировать такие свидетельства. Ведь до сих пор живы люди, пережившие это", - возмущается представитель меджлиса.

Приведем здесь лишь один фрагмент из опубликованных воспоминаний репрессированных: "Люди за умерших цепляются, плачут, не отдают. Солдаты тела взрослых вышвыривают в двери, детей - в окно..." (Из книги "Депортация крымских татар 18 мая 1944 года. Как это было" под редакцией Рефата Куртиева) Почему этого нет в "Истории Крыма"? Неужели такая история не позволяет Военно-историческому обществу правильно воспитывать молодежь "в духе любви, преданности и беззаветного служения Родине", как это записано в его уставе? И уж совершенно непонятно, отчего раздел, в котором авторы описывают эти трагические события, называется "Всесоюзная здравница".